February 26th, 2017

О конкуренции на примере Uber и Lyft

Полгода уже хочу написать про конкуренцию между Uber и Lyft, но сначала некогда, а потом купила машину, и острота проблемы снизилась до нуля. А тут случился сексистский скандал в Uber, и я вспомнила.
Про скандал чтоб два раза не вставать. Бывшая инженер Uber, Сьюзан Фоулер (как утверждают газеты, unicorn of Silicon Valley, female engineer, хотя на самом деле unicorn or Silicon Valley - это не female engineer, а white female engineer) написала в своем блоге, что подвергалась сексуальным домогательствам со стороны начальника, и что HR на неоднократные жалобы советовал ей помалкивать. Теперь CEO of Uber извинился и назначил расследование, а все пишут что вот мол открыли Америку, в Долине такое на каждом шагу. Я честно говоря в шоке потому что слышала что в Uber как-то очень нехорошо относятся к трудовым кадрам, но во-первых чтобы так, а во-вторых чтобы прямо на каждом шагу в Долине. В нашей компании такое представить очень трудно, но наша компания и известна тем, что очень тачи-фили, что командный дух, и что в этой связи платят всем тоже примерно одинаково мало, и эти вещи связаны, мне кажется.
Collapse )

Кое-что о расовых предассудках

По воскресеньям играю в волейбол с русскоязычной компанией, собирающейся в Стэнфорде, где почти все с физтеха или из РЭШ ну или в крайнем случае из МГУ, то есть типа интеллектуалы, типа либералы, типа разбираются в экономике. Но есть и случайные люди, например, хипстер Олег, который закончил Сан Хосе Стэйт и создал с друзьями стартап по ремонту домов. Стартап ага. То есть обычный человек только симпатичный - красиво пострижен, носит футболки с интересными надписями и модные широкие штаны, которые сужаются внизу и которые может себе позволить только человек с очень хорошей фигурой. Еще браслет из толстой цепи.
Обедаем после игры в столовке, и разговор зашел о рынке недвижимости. Олег объясняет: "Этот район плохой, там живут мексиканцы, стремные ребята." Тут просыпаются записные либералы: "Почему это мексиканцы стремные? "Ну как же" - объясняет Олег - "они носят худи, это стремно." А что стремного в худи? - все смотрят на куртку Олега, которая висит за его спиной, но он не сдается - "ну они же собираются кучками и говорят на непонятном языке" - мы оглядываем нашу тесную компанию посреди стэнфордской столовой - "ну ладно, ну что вы чуваки, они носят широкие штаны." Мы: "Ага, и цепи."