December 26th, 2018

(no subject)

Моё тело, надо отдать ему должное, отлично справляется с режимом принудительной мобилизации и расслабляется только когда ему говорят что теперь можно и ни минутой раньше. Вот я приезжаю с работы в десять вечера, сажусь в самолёт в шесть утра, наверстываю часа четыре сна из пропущенных ста, принимаю душ, стыдно сказать, в Нью Йорке в бизнес зале Дельты потому что дома не успела, встречаю родителей в Милане, вожу их два дня по разным культурным местам, сажаю в машину, довожу до лыжной деревни, сдаю на руки брату, ложусь на кровать и в этот же момент к горлу подступает страшная боль, поднимается температура, скручивает все мышцы, и вот уже два дня я лежу. Два дня по мне прыгают племянники и ругаются: Patat! - ce tua patat! По мне ездит программируемый робот Ботли, я слышу как мама по телефону рассказывает тете: «Леонардо Да Винчи конечно так себе, запустили нас на 15 минут, быстро все рассказали и вытолкали, а вот в театре да - не чета нашему сельскому хору, а местный собор то же самое что это Гауди», слышу как уходят и приходят с катания брат с женой, папа разводит камин, в телевизоре по третьему разу показывают ледниковый период 3.
Сегодня ночью вышла в кухню за колбасой. Надеюсь что завтра пойду кататься.

(no subject)

В прошлом году мы с мамой катались, я решила уехать пораньше, а мама говорит не уезжай я потеряюсь. Я говорю: мама - а мы катались на французской стороне Монблана - вот наша трасса, на неё везде есть указатели, называется Шателюй, а чтобы тебе легче было запомнить, проверочное слово - #¥£.
Возвращаюсь, домой, стемнело, ужинать садимся - мамы нет. И вот возвращается мама - не туда заехала - говорит - тут все рифмуется с £¥ями.