October 23rd, 2019

Голый король

Есть такой стартап-юникорн WeWork. Он покупает или арендует здания, ремонтирует и устраивает там коворкинги. То есть такие места, где можно маленьким компаниям или отдельным людям арендовать площадь хоть на короткий срок, хоть на длинный, и там работать.

В принципе такая деятельность - покупка, ремонт и аренда недвижимости или аренда на длительный срок, ремонт и субаренда - занятие неновое, большинство моллов и офисных девелоперов этим занимается. Разница только в том, что последние никогда не сдавали помесячно и по одному столу/одной комнате. В общем компания по недвижимости, ничего такого.

Тем не менее, они подняли несколько сотен миллионов финансирования по мультипликатору, принятому для технологических компаний, а не для недвижимости, то есть гораздо выше. Некоторые аналитики удивлялись в обзорах, но большинство инвесторов вкладывались еще как, и в какой-то момент оценочная стоимость компании достигла 47 миллиардов, то есть частные инвесторы покупали их акции исходя из такой вот цены. Главным их инвестором был некий Софтбанк.

И вот месяца четыре назад компания решила выйти на АйПиО. Проехалась по Уолл Стрит с так называемым роад шоу, андеррайторы, то есть банки, которые согласились оценивать компанию и находить инвесторов, которые купят акции в первый день по выбранной цене, объехали рынок и выяснили, что никто не готов платить исходя из стоимости компании 47 миллиардов, а готовы исходя из 8 миллиардов. АйПиО отменили чтобы не позориться.

А компания продолжает нести убытки, то есть кому-то из инвесторов нужно еще раз вложиться. А инвесторы уже потеряли в стоимости пять шестых по сравнению с тем, что платили. Главный инвестор Софтбанк согласился вложиться при условии увольнения основателя и директора компании.

Так вот этот основатель и директор ранее обговорил себе золотой парашют безусловный стоимостью полтора миллиарда. У него выкупят акций компании на один миллиард, а также выкупят все его долги, на которые он накупил дорогой недвижимости в личное пользование на пятьсот миллионов.

Вот собственно и все что я хотела сказать.

(no subject)

У меня есть мечта, довольно постыдная и основанная на комплексах - купить парку Canada Goose.

Пока я жила в Бостоне, у меня не было денег на эту парку, к тому же был еще хорош предыдущий пуховик, тоже классный Parajumpers. А сейчас и деньги вроде есть, хотя и мало, но здесь ее некуда носить. А стоит она тысячу. Если взять модель попроще, купить у ресэллера и провернуть с ним хитрость подпишись на емэйл рассылку и получи скидку 15 процентов на первую покупку, то можно извернуться до 700. Но жалко, в Калифорнии-то. У меня есть значительно более холодный пуховичок старенький, но и его некуда носить. На работу я езжу круглый год в теплый климат, а по Сан Франциско в декабре гуляю красивая в пальто. А в январе начинается весна. Короче всем бы мои проблемы.

Парка Canada Goose была женской униформой HBS. HBS хотя и гордится тем что там теперь diversity, а не как в 80-х годах - одни белые банкиры, - но все равно половина ходит в униформе. Мальчики в униформе Уолл Стрит - светлая рубашка, слаксы и жилетка Patagonia. Когда я начала работать в Стратегии, там тоже все оказались в этой жилетке, даже вице-президент. На командный оффсайт нам подарили эти жилетки новые, они же снашиваются от ежедневного ношения.

Девочки в HBS тоже в униформе, по которой можно сразу определить кто бывший банкир или консультант, а кто как я - лох и не в курсе что носят. Так вот носят летом балетки Tory Burch и леггинсы для йоги lululemon, а зимой балетки меняются на резиновые сапоги Hunter, а сверху парка Canada Goose. Сумка тоже обязательная - шоппер Louis Vuitton, на каждый день можно Longchamp такую холщовую - приходится все время носить с собой книги.

Жена одного моего приятеля, модный фотограф, говорила как так можно, балетки уже не в моде, никто уже не носит балетки. А при чем тут мода, это пауэр аутфит, как в России шуба.

Мы с Келли как-то пришли на собеседование в одну правильную консалтинговую компанию. Собеседование на кампусе проходит в отеле Чарльз, там снимают свит для ожидания, в нем булочки и кофе. И вот мы приходим, а все девушки в одинаковых черных костюмах с белыми блузками, на черных шпильках и с этими Луи Вюттонами. Мы пишем Келлиной маме, что все девушки тут с Луи Вюттонами, она отвечает: скорее купите такую же, торопитесь.

Мне как-то брат Писателя, банкир, сказал что нельзя ходить на собеседование в нафталиновом костюме 2007 года, тем более синем. Хоть в долги залезь, - сказал он - а купи нормальный черный костюм и белую блузку. Нет, розовую нельзя, кремовую тоже. И я купила перед собеседованием, не дождалась распродажи - до сих пор мой самый дорогой предмет одежды.

В общем я хочу эту дурацкую парку. Рассказала маме - кому еще рассказать не стыдно. Мама говорит ну купи уже, что ж так мучиться, поедешь в Европу на целых две недели на новый год. Но я держалась, нельзя же так распускаться, я-то еду на лыжах кататься сразу в лыжном, зачем там парка. И вдруг нарисовалась командировка в Пекин в декабре. Пал последний оплот здравого смысла. Завтра куплю.