September 1st, 2020

Кукушка сколько мне осталось жить и все такое

Приехала моя нью йоркская подруга Нажа, труженница Уолл Стрит, и мы с ней вечером после работы гуляем в бодром темпе по местным холмам и три часа болтаем о том что волнует нас девочек. А волнуют нас девочек две вещи - мужчины и тряпке фондовый рынок, точнее только один его сектор, медицинские технологии - я ни в чем другом не разбираюсь, а Нажа в него инвестирует по работе. Она меня обычно сверлит на предмет новых идей, у меня в этом деле есть интуиция, а у Нажи есть финансовые инструменты и всякие связи для проверки моих гипотез.

Есть такое заболевание рассеянный склероз, дегенеративное, при котором нервная система постепенно утрачивает свои функции. При этом ухудшение может происходить как медленно, и человек живет со склерозом десятки лет нормально, видит, слышит, передвигается, а бывает что ухудшение наступает быстро и через несколько лет после первых симптомов человек уже в инвалидном кресле. Лечения от этой болезни пока нет, есть какие-то лекарства, которые вроде как замедляют наступление новых симптомов, но помогает не всем - есть также исследования о том что веганство помогает, в общем наука мало что может предложить. Есть общие закономерности - больным РС нельзя переутомляться, не высыпаться, простужаться - это все ускоряет развитие симптомов. Но в остальном нельзя предсказать как быстро наступит ухудшение и почему.

Так вот Наже попалась компания, которая придумала какой-то способ посчитать скорость дегенеративных изменений при РС и разрабатывает аналогичный калькулятор для Альцгеймера, тоже неизлечимой дегенеративной болезни. Нажа их послушала, почитала их документы и не стала инвестировать, говорит они не смогут это монетизировать, страховые компании не станут за это платить поскольку это не повлияет на лечение потому как лечения нет.

И мы стали с ней думать будут ли за это платить сами пациенты, не в инвестиционных целях а для развлечения потому что мы, девочки, любим моделировать монетизацию медицинских технологий. Тут мы конечно свернули разговор на то захотим ли мы сами узнать сколько нам осталось лет активной жизни и что потом с этой информацией делать. Нажа говорит что она бы возможно бросила работу и стала бы больше путешествовать. А я бы наоборот устроилась на Нажину работу если бы могла потому что она на ней все время путешествует бизнес классом и живет в классных отелях, я бы и свою работу бросать не стала, мне там интересно. Единственное пожалуй я бы перестала мрачно копить на свой дом и разрешила бы себе летать бизнес классом, все остальное я себе и так разрешаю. Промискуитет нас девочек не интересует, а больше менять нам нечего. Подумала про пить сколько хочешь, но тогда с утра голова болит, тоже так себе развлечение.

А вы бы что сделали? Мы вот сегодня в Нажином шикаром airbnb крутили педали на модном велотренажере Пелотон, а потом заказали макароны на ужин как будто завтра не наступит никогда.

А еще придумали сюжет для фильма. При помощи алгоритма этой фирмы человек узнает что ему осталось жить полгода, бросает работу и пускается во все тяжкие, проходит полгода, а ничего не наступает. Но такой фильм наверняка уже придумали до нас, мы-то про фильмы ничего не знаем, только про медицинские технологии.